Журнал "Неврологический вестник им.В.М.Бехтерева"

Социально-психологические проблемы и последствия наркомании

Грязнов А.Н.

Казанский государственный медицинский университет

Согласно данным ВОЗ и результатам многочисленных трудов, проведенных отечественными исследователями [13, 14, 24, 28, 29,36], все многообразие социально-психологических факторов, создающих условия для наркотизации, можно представить в виде трех уровней причинных комплексов: макросоциальный, микросоциальный и личностный.
1. Макросоциальный уровень: глубина социально-экономического и политического кризиса в стране или регионе с ростом инфляции, безработицы, неплатежами, забастовками, миграцией населения, беспризорностью; несовершенство законодательства, нарушения Конституции, использование отдельных статей законодательства («правовые стереотипы»); смена идеологии и деидеологизация, преобладание «эклектической» картины мира, размытая мировоззренческая концепция в стране, дегуманизация общественных отношений; утрата доверия населения к руководству страны, региона, даже учреждения, отчуждение целей руководства и населения, обнищание народа; локальные войны, терроризм, разгул преступности, затяжные конфликты, чувство незащищенности от них, распространенность посттравматических и соматоформных расстройств у комбатантов, беженцев и мигрантов и дестабилизация у коренного населения; «истеродемонический ренессанс» с увеличением числа тоталитарных и деструктивных сект и асоциальных идеологий и «примитивной» религиозности; урбанизация и глобализация жизни, распространенность социально-стрессовых ситуаций на производстве; неуверенность и нестабильность в настоящем и будущем; рост преступности и коррупции, проституции, рабства, суицидов, асоциального и аморального поведения; рост национализма и сепаратизма, обострение межнациональных противоречий, включая национальные культуры и религии; обострение противоречий между социальными группами, нарастающий разрыв между различными слоями населения (богатыми и бедными; наркотики для богатых и наркотики для бедных и т.п.), отсутствие (размытость) среднего класса; девальвация традиционных национальных, морально-этических ценностей, недоступность и подмена «высокой» культуры на массовую, разрушение материальной базы досуга и спорта; давление средств массовой информации по разрушению идеологии, системы ценностей, национальной культуры и образа жизни; отсутствие государственной позиции в отношении антиалкогольной антинаркотической политики; мифологизация коллективного сознания в отношении психоактивных веществ, терпимое отношение к табакокурению, пьянству, целому ряду психостимуляторов, их «открытая» пропаганда; малоэффективная и беспомощная антиалкогольная и антинаркотическая политика государства, однобокий ее крен в сторону медицины, развал наркологической службы и ее малое финансирование; агрессивное давление при попустительстве государства и общества к расширенному производству и пропаганде спиртных и пивных напитков и даже нелегальных наркотиков.
2. Микросоциальный уровень: искажение и нарушение структуры и функций семьи, низкий образовательный, педагогический и культурный уровень родителей, отрицательный психологический климат и отчуждение в семье, отсутствие помощи государства в воспитании детей, педагогическая и социальная запущенность при наличии семьи, слабый социальный контроль и низкая правовая культура семьи и контроль со стороны общества и государства; атмосфера терпимости к употреблению ПАВ в семье ее членами, а также детьми и подростками, питейные традиции в родительской и прародительской семьях, безразличное отношение ближайшего окружения к наркотизации и алкоголизации подростков, алкогольные и никотиновые стереотипы в повседневном общении и времяпрепровождении; терпимость к асоциальным группам в семье, в школе, к «модным» формам времяпрепровождения в сочетании с алкоголизацией и наркотизацией, включая школьные праздники и молодежные
развлекательные мероприятия; пренебрежение работой и учебой, делинквентность, микросоциальная пассивность и отсутствие обязательств в семье и школе, конформное и пассивное поведение, несогласованность взаимоотношений между семьей, школой, молодежными организациями и группами, нарушения социализации и трудности адаптации в новой социально-экономической среде; диспропорции и несбалансированность мужского и женского труда, трудности в создании семьи в связи с диспропорцией положения женщины и мужчины в семье и обществе.
3. Личностный уровень: личностная незрелость в семейной и общественной жизни, узкий круг интересов, асоциальные увлечения, низкие духовные запросы, стереотипность поведения; неопределенность профессиональных ориентации, отсутствие социально значимых установок; дефицит социальных мотиваций, утрата перспектив для профессионального и личностного роста; потребительское отношение к жизни, стереотипные подходы и решения; гедонистическое отношение к жизни и потребностям; незащищенность перед рекламой, навязыванием потребительского отношения к личным запросам, подражательство; неспособность противостоять сиюминутным удовольствиям, влиянию сверстников, группы; неуравновешенность, вспыльчивость, обидчивость, капризность, эгоистичность, эмоциональная лабильность; слабая усвояемость и развитость морально-нравственных чувств и категорий; неадекватная самооценка и слабая Я-концепция, незрелые механизмы психологической защиты; неспособность противостоять групповому давлению, зависимость от мнения сверстников; усвоение стереотипов потребления ПАВ, чрезмерное к ним любопытство, незнание вреда ПАВ, в первую очередь спиртных напитков, наркотиков, поддержание этих стереотипов в семье, в школе, группе.
Анализ любой антиалкогольной и антинаркоманической ситуации в регионе, организации (учреждении), семье и индивидуальной личности должен идти с учетом указанных выше уровней. Только такой многоуровневый подход позволяет выработать правильную тактику и стратегии в антиалкогольной и антинаркотической работе.
Блок социальных проблем очевиднее всего проявляется в области правопорядка, здравоохранения и экономики. Множество специалистов, занимающихся лечением наркомании, называют ее «биопсихо-социодуховным» расстройством. Это значит, что человек, принимающий наркотики, постепенно утрачивает самоуважение, уничтожает свои лучшие нравственные качества, становится психически не вполне нормальным, теряет друзей, потом семью, не может приобрести профессию или забывает ту, которой раньше владел, остается без работы, вовлекается в преступную среду, приносит бездну несчастий себе и окружающим и, наконец, медленно и верно разрушает свой организм [5]. За один только год в нашей стране на почве наркомании совершается более 20 тысяч преступлений. Выздоравливают единицы, потому бытует мнение о двух исходах наркомана - тюрьма или смерть. Зачастую наркоманы нигде не учатся и не работают, соответственно и деньги на дозу они добывают незаконным путем [14,30,38]. Продолжительность жизни людей в России крайне низкая и продолжает снижаться: в 1998 г. - 61,3 года, в 2000 г. - 58,9 [22]. Около трети всех смертей в России в большей или меньшей степени связаны с наркоманией и алкоголизмом [14, 33].
В возникновении и развитии наркомании принимает участие социальная среда: в первый раз - при формировании черт личности, которые ведут к возникновению зависимости, во второй - при создании конкретных условий и обстоятельств, которые толкают человека на пагубный путь. Поэтому значение среды, в первую очередь ближайшего окружения, то есть семьи, чрезвычайно велико. Возможно, именно от этой среды и пытается уйти наркозависимый человек в свой «призрачный рай». Изучая семьи больных алкоголизмом и наркоманией, исследователи отмечали отклонения в семейной иерархии, нарушения семейных отношений, ценностей, приходившиеся на период детства и отрочества будущих наркоманов и лиц, злоупотребляющих алкоголем: распад семьи, алкоголизм родителей, антисоциальное, криминальное поведение членов семьи, низкий культурный и образовательный уровень родителей, сверхопека, агрессия, недостаток нежности и т.д. [21, 24, 32]. К социальным последствиям распространения алкоголизма и наркомании относятся увеличение числа женщин, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками, изменение внутрисемейных отношений, обусловленное наркотизацией, вовлечение в данную проблему детей и подростков [13,17].
Алкоголизм является причиной каждого седьмого развода [13]. Злоупотребление алкоголем одного из членов семьи нарушает внутрисемейные взаимоотношения, и в этих нарушениях имеется закономерность. Поскольку страдают все члены семьи, то алкоголизм и наркомания в настоящее время рассматриваются как семейная болезнь. Семья является ячейкой общества, а потому при наличии значительного числа больных семей (что мы имеет фактически на сегодняшний день) больным оказывается все общество.
Исследования показали, что у большинства членов семей больных алкоголизмом, совместно проживающих с ними не менее 2 лет, обнаруживаются нарушения, обозначаемые термином «созависимость». Основные ее признаки- низкая самооценка, компульсивное желание контролировать жизнь других, желание спасать других, постоянно концентрируя мысли на предмете своей зависимости, т.е. на больном родственнике, отрицание собственных проблем, утрата контроля как над поведением больного, так и над собственными чувствами, своей жизнью. Отмечается, что жены, матери, взрослые дочери больных алкоголизмом часто страдают депрессиями, головными болями, язвенными болезнями и другими психосоматическими заболеваниями [32]. В социально-психологическом плане наличие алкоголизма или другого вида химической зависимости у одного родителя и созависимости у другого формирует дисфункциональную семью, в которой страдают дети. Последние представляют собой группу высокого риска развития аналогичного заболевания. По данным НИИ наркологии, 65-80% сыновей и 15-20% дочерей больных алкоголизмом отцов по достижении зрелого возраста сами становятся таковыми. Особенно тяжело сказывается на детях алкоголизм матери. У злоупотребляющих спиртным матерей дети часто страдают нарушениями психики, которые требуют специальной коррекции: невротическими расстройствами, отчуждением, задержками психического развития, девиантным поведением. Кроме того, подсознательная идентификация себя с матерью в сочетании с наследственной предрасположенностью к алкоголизму, а также социально-психологическая дезадаптация, обусловленная недостатками воспитания, часто являются причиной психических нарушений и асоциального поведения.
Подчеркивая значимость социальных, биологических и личностных факторов в формировании наркотической зависимости, мы имеем в виду, что все аспекты данной комплексной проблемы представляют собой системное единство, будучи взаимосвязанными и взаимообусловленными. При этом если рассматривать алкоголизм и наркоманию в динамическом плане, то «на начальных этапах заболевания актуализации влечения к алкоголю или наркотику больше всего способствуют семейно-бытовые и производственные факторы. По мере утяжеления заболевания при актуализации патологического влечения к психоактивному веществу возрастает роль биологических факторов» [31].
Среди наиболее тяжелых последствий алкоголизма и наркомании как в медико-биологическом, так и в социально-психологическом смысле следует отметить их влияние на потомство [2,7]. В медицинском плане эти вещества вызывают «физическое недоразвитие, уродство, расстройства деятельности внутренних органов, задержки и нарушения психического развития, врожденные заболевания центральной нервной системы, алкогольную и наркотическую эмбриопатию (абстинентный синдром плода), высокий процент мертворождаемости» [21].
По масштабам и последствиям для человечества наркоманию можно сравнить с геноцидом, причем из всех способов ограбления и истребления народа самым эффективным является распространение наркомании. Исследователь А.М.Карпов характеризует распространение наркоманий и их последствия следующим образом: «Во-первых, они устраняют сразу 3 поколения людей, потому что молодые люди от 15 до 25 лет, став наркоманами, умирают через 4-5 лет. Они заражаются гепатитом, ВИЧ и другими болезнями, не оставляя потомства, во всяком случае полноценного, потому что у наркоманов угнетаются сексуальные желания и возможности. Во-вторых, уничтожение населения происходит без убийств, без крови и насилия. Не нужно трат времени, средств и трудов. Все сделают наркоманы своими собственными руками. В-третьих, наркоманы очень щедро платят наркомафии за свое собственное самоубийство. Отдадут все свои деньги, продадут ценные вещи и даже квартиры для того, чтобы покупать наркотики. Наркотизация -это дьявольский способ отобрать у человека деньги, все, что он имеет, и уничтожить его, не «пачкая» своих рук» [18].
Опередив сердечно-сосудистые и злокачественные заболевания, наркомания заняла первое место среди причин преждевременной смерти людей. Считают, что один наркоман за год «заражает» пятерых. При этом эпидемия наркомании разрастается главным образом за счет молодежи и подростков [18,20,29]. Среди наркоманов широко распространены проституция, гомосексуализм и другие сексуальные аномалии. 98% ВИЧ-инфицированных - внутривенные наркоманы. Фактически большая часть заболевших СПИДом мужчин - это гомосексуалисты и наркоманы [5].
Интерес представляют данные о том, что только через 16 лет после заражения ВИЧ-инфекцией наркоман начинает лечение [28]. Наркомания, несомненно, является одной из самых важных, острых и сложных социальных проблем современной России, в которой распространенность на 2003 г. (на 100 тысяч соответствующего населения) составляла 213 тысяч (по данным Е.А.Кошкиной и В.В.Киржаковой, 2004) и приближается к 350 тысячам на 2004 г. (по данным Госнарконтроля, 2004). Число же потребителей наркотиков по официальной статистике достигает почти полмиллиона. Основной причиной огромных усилий наркомафии для внедрения наркотизма в общество являются высокие прибыли. Наркотики продаются намного дороже их себестоимости. Прибыль от торговли наркотиками варьирует от 300 до 2000 %. Килограмм героина в Афганистане стоит 9 тысяч долларов, в Таджикистане - 25, а в Москве - до 150 тысяч долларов. Каждый день наркоман отдает наркодельцам от 100 до 500 рублей (A.M. Карпов, 2001). Ежегодный оборот наркорынка в России оценивается специалистами до 7 миллиардов долларов - это очень большая сумма, равная третьей части бюджета страны [18].
Следующая предпосылка для распространения наркомании - идеологическая. Для распространения наркомании в России нужна была, прежде всего идеологическая база. Она создалась в ходе «демократизации» и «реформ». Пока общественная мораль была ориентирована на социальную справедливость, пока были престижны нравственные и культурные ценности, а знания считались силой, отношение к наркотикам было негативным. «Государственные механизмы формирования идеологии начали разрушать советскую, коммунистическую идеологию как рабскую, ограничивающую свободу личности и насаждать новую, рыночную демократическую, давшую свободу наркомафии» [18]. Социальные предпосылки для распространения наркомании кроются в социальной политике государства, социальная политика - продолжение идеологии. «Учителей, врачей, ученых, работников культуры и просвещения - носителей нравственности и духовных ценностей, доблестных воинов, честных тружеников, многодетных матерей и отцов, государство через финансовую политику стало материально ущемлять и морально уничтожать» [18]. Для молодых людей, начинающих свою жизнь, представляется очевидным, что для полного удовлетворения потребностей в удовольствиях, для успеха в жизни нужны только деньги.
Несправедливое и неправильное распределение денег между разными категориями равноправных граждан страны стало источником несчастий для родителей и детей, как бедных, так и богатых. В России полмиллиона детей сиротствуют, миллион бродяжничают, полтора миллиона не учатся в школах - это основные «источники» пополнения рядов наркоманов. Потребителем наркотиков в нашей стране, по данным ряда авторов, является каждый 4-5-й подросток (не менее 20% подросткового населения). По данным В.Л. Малыгина, И.В. Ежова, И.Я. Туревского (2003), возраст первого потребления наркотических и сильнодействующих психоактивных веществ снизился с 10 лет (1996) до 7-8 (2000). За последние годы рост потребления российскими подростками психоактивных веществ еще более ускорился. «Общество допустило очень большую ошибку в том, что позволило в своей стране разрушить традиционную систему воспитания детей и создать мощную конкуренцию родителям в семье и учителям в школе» [18].
На сегодняшний день наркозависимость (алкоголизм и наркоманию) принято рассматривать как сложное заболевание, характеризующееся медико-биологическими, психологическими и социальными составляющими. Несмотря на определенные различия, все виды зависимостей от ПАВ имеют общие закономерности в возникновении, клинических проявлениях, течении и исходах. Независимо от употребляемого вещества социально-психологические механизмы формирования пристрастия, общие признаки психической и физической зависимости, а также последствия заболевания при наркоманиях имеют некоторое сходство, что и при алкоголизме. Разница заключается лишь в динамике формирования зависимости. Так, период формирования алкогольной зависимости, в отличие от наркотической, достаточно длительный - это прогредиентное заболевание. В качестве основной причины наркотической зависимости многие авторы выделяют эйфорическое действие наркотика [3, 9, 16, 24, 26, 32]. Под воздействием этих психоактивных веществ человек становится более раскованным, развязным, складывается ощущение, что все проблемы и трудности легко преодолимы. Именно это свойство наркотика и заставляет людей часто употреблять его. Однако не все употребляющие алкоголь и ощущающие на себе его способность создавать настроение удовольствия становятся больными алкоголизмом. Действительно, большинство отечественных [2,8, 10,11,15,34,35,38] и зарубежных исследователей [20, 39, 40] считают, что алкогольные напитки и наркотики сами по себе не являются основной причиной наркозависимости. В качестве причин, порождающих алкоголизм и наркоманию, можно выделить целый ряд факторов как психопатологического, так и психологического, а также микро- и макросоциального характера.
Социально-экономическую обусловленность наркотизации общества подчеркивали В.М. Бехтерев (1913), A.M. Коровин (1907), S. Sariola (1960), Н. Mulford, Dmiller (1964), D.Henkel (1987) и многие другие отечественные и зарубежные ученые. Как отмечают Ю.П. Лисицын и П.И. Сидоров, в настоящее время влияние социальных факторов (жилищные и материальные условия, питание, тяжелый физический труд) на распространенность алкоголизма и наркомании проявляется не непосредственно, а в более сложных формах как результат взаимодействия многих факторов. При этом подчеркивается «значение психологических побуждений, которые кумулируют различные социальные воздействия» [24]. Одной из причин алкоголизма является алкогольная традиция современного общества [8, 24]. Спиртное стало неотъемлемым компонентом современной жизни, элементом социальных ритуалов, официальных и неформальных церемоний, даже средством оплаты услуг. Общепринятым мнением является утверждение о том, что употребление алкоголя в группе есть производное культуры данной группы, общности. Многие авторы [1,14, 23, 24 и др.] подчеркивают роль культурного, национального и религиозного влияния на употребление спиртного. Одной из главных причин алкоголизации и наркотизации современного общества является постоянно возрастающее психологическое напряжение, повышение ритма жизни современного человека, информационные перегрузки современного городского жителя, ведущие к стрессу, который зачастую человек пытается снять с помощью алкоголя и других психоактивных веществ. При этом, как отмечается в литературе [1, 13, 24], на сегодняшний день отсутствует целостная информационная стратегия, ориентирующая людей на сохранение собственного здоровья и работоспособности как основного и обязательного фактора жизненного благополучия.
В современной России ситуация усугубляется такими социально-экономическими факторами, как экономическая нестабильность, снижение уровня жизни большей части населения, безработица, отсутствие социальных гарантий, неверие в защиту властей, криминализация общества, что в целом характеризует кризис в идеологической, экономической и духовной сфере [12, 13, 37]. Как отмечает Б.М. Левин, страна находится в состоянии остро выраженной аномии, под которой понимается «состояние общества, при котором нет четкой регуляции поведения индивидов, есть моральный вакуум, когда прежние нормы и ценности уже не соответствуют новым отношениям, а новые еще не сложились» [23]. При этом следует отметить, что кардинальные социальные перемены независимо от направления всегда приводят к возрастанию явлений девиантного поведения, в том числе к наркотизации общества. Социальный сдвиг ведет к девальвации традиционных, морально-этических ценностей, выработанных навыков и норм индивидуального или группового поведения, общения, отношений, что обостряет явления девиантного поведения.
Зависимость - многоликое явление. Справедливо высказывание о том, что «человек, свободный от аддикции», - это человек мертвый, вялый, у которого «вместо души пар» (А.Ф.Усков, 2000). Мы согласны с тем, что аддикция - это не всегда признак патологической слабости, это и проявление фонтанирующей жизненной силы, нередко и высокой поисковой активности, оригинальности. Люди стремятся к аддиктивному поведению, потому что оно позволяет достичь чувства внутреннего эмоционального контроля над психической беспомощностью (L.M.Dodes, 1995). Но чаще аддикция по мере углубления предстает своей негативной стороной. И удовлетворенность превращается в тягостность и мучения. Термин «addictus», по мнению L.Wursmer (1995), относится к сфере юридической. Он означает «приговаривать свободного человека к рабству за долги», т.е. аддикт (зависимая личность) - это тот, кто связан с долгами (Stowasser, 1940). «Метафорически зависимым (аддиктивным) поведением называется глубокая, рабская зависимость от некоей власти, от непреодолимой вынуждающей силы, которая обычно воспринимается и переживается как идущая извне, будь то наркотики, сексуальный партнер, пища, деньги, власть, азартные игры - то есть любая система или объект, требующие от человека тотального повиновения и получающие его [27]. Такое поведение выглядит как добровольное подчинение. Однако специалисты сходятся во мнении о том, что на самом деле во внешнем мире не существует неких принуждающих желаний или силы (L.Wursmer, 1995).
Таким образом, отметить специфику зависимого поведения, заключающегося в том, что аддикции (зависимости) помогут быть не только психологическими и психопатологическими, но и нормативными и даже гармоничными (например, трудоголизм, в некотором смысле любовная аддикция). Спектр зависимости распространяется от адлекватных привязанностей, увлечений, способствующих творческому или душевному самосовершенствованию как признакам нормы до расстройств зависимого поведения, приводящих к психосоциальной дезадаптации [27]. Традиционная точка зрения о том, что притягательная базисная сила наркотического опьянения кроется в эйфории подвергается критике (Б.С.Братусь, П.И.Сидоров, 1984). «Считается, что психологические причины тяги располагаются глубже и заключаются, во-первых, в тех иллюзорных возможностях удовлетворения желаний и разрешения конфликтов, которые дает состояние опьянения, и, во-вторых, в тех психологических и социальных условиях, которые толкают человека на этот путь» [28]. И.Н.Пятницкая (1994) отмечает, что личность наркомана преморбидно отличают черты незрелости (неустойчивость и невыраженность высоких, в частности, интеллектуальных интересов, твердых нравственных норм, чувство стадности) и несовершенная адаптация, невыносимость стрессовых ситуаций, склонность к колебаниям настроения [36, 41]. Однако можно утверждать, что спектр особенностей личности, приписываемый к психологическому портрету зависимого от психоактивных веществ еще шире и противоречивее. К этому ведут социально-экономические и политические условия: развращение молодежи, истребление своих идеологических и культурных ценностей и навязывание западных, ориентация большинства руководителей на личное обогащение, а население на потребление, снижение престижности нравственного и физического здоровья, реклама спиртных напитков, табака и других бездуховных и примитивных удовольствий, невостребованность, неорганизованность молодежи, несовершенство законов, необходимых для эффективной борьбы со сбытом наркотиков. Сейчас для медицины не представляет сложности проблема физической зависимости. Нет проблемы «переломать» любого наркомана, и после короткого периода плохого самочувствия угроза «ломки» больше не вынуждает его колоться. При этом он вроде бы понимает, что возобновление приема опять сделает его смертником и парией. Однако свыше 90% «переломавшихся» наркоманов возвращаются к наркотикам (С.Б.Белогуров, 2000). Первая причина этого заключается в том, что, помимо физической, есть еще и психическая зависимость от наркотиков. Именно она приводит к рецидивам в подавляющем большинстве случаев.
Требовательность близких наркоман склонен воспринимать как проявление враждебности. «Когда он прекращает употребление, ему кажется, что все должны мгновенно возлюбить его за это» [5]. Решиться бросить наркотики довольно тяжело, и подобное уважение приходится заслуживать не единичными поступком, а длительной работой над собой. Потому, помимо «исчезновения» из памяти воспоминаний о проблемах, связанных с наркотиками, в душе наркомана постепенно растут раздражение и разочарование в происходящем. Они также побуждают вернуться к наркотикам. «Обществу и профессионалам необходимо сделать все, чтобы вылечить наркозависимого, но, если это не удается, необходимо постараться приспособить его к социуму и социум к нему» [29]. Поэтому врачи стараются не говорить о «выздоровевших наркоманах», а предпочитают использоватьтермин «неактивные наркоманы» (то есть не употребляющие наркотики в данный момент, а «момент» бывает долгим, даже длиной в жизнь)» [5]. Таким образом, алкоголизм и наркомания являются комплексной гуманитарной проблемой, которая охватывает самые разные сферы жизни человека и общества.

Литература

1. Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России, Европе, США как движение за самосохранения человечества (XIX В.-1914 г.) // СОЦИС. - 1997. - № 9. - С. 117-122.
2. Бабаян Э.А., Гонопольский М.Х. Учебное пособие по наркологии. - М.: Медицина, 1981.
3. Бабаян Э.А. Наркомания и токсикомания // Руководство по психиатрии / Под ред. Г.В. Морозова: В 2 т. (Т. 2). - М.: Медицина, 1988 - С. 169-218.
4. Бездна: Бич XX века: пьянство, наркомания, СПИД. / Сост. С. Артюхов; Предисл. Ч. Айтманова. - М.: Мол. гвардия, 1988.
5. Белогуров С.Б. Популярно о наркотиках и наркоманах. -2-е изд., испр. и доп. - СПб: Невский диалект, 2000.
6. Бехтерев В.М. Алкоголизм и борьба с ним. - Л., 1927.
7. Борисова Е.В., Мещеряков А.Ф., Дробышева В.Я. Научные исследования по вопросам, связанные с потреблением алкоголя / Алкоголь и здоровье населения России 1900-2000: Мат. Всероссийск. форума по политике в обл. обществ, здоровья «Алкоголь и здоровье», состоявшегося в 1996-1998 гг. и Всероссийск. конф. «Алкоголь и здоровье»/ Под ред. А.К. Демина. - М.: Российская Ассоциация общественного здоровья, 1998. - С. 279-294.
8. Братусь Б. С. Аномалии личности. - М.: Мысль, 1988.
9. Буянов М.И. Размышления о наркомании. - М.: Просвещение, 1990.
10. Динеева Н.Р. О социогенезе наркоманий, токсикомании и алкоголизма. - М.: ООО «АС ПЛЮС», 1999.
11. Еникеева Д.Д. Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков. - М., 1999..
12. Завьялова Е.К. Социально-психологическая адаптация женщин в современных условиях (профессионально-личностный аспект): Автореф. дисс. ...докт. наук. - СПб, 1998.
13. Заиграев Г.Г. Государственная политика как фактор алкоголизации населения // СОЦИС. - 1997. - № 4. - С. 109-116.
14. Заиграев Г.Г. Пьянство в России как реальная угроза национальной безопасности // Ж. социологические исследования. - 2001. - №11. - С. 69-76.
75. Зейгарник Б.В. Патопсихология: Учебное пособие. - М: Академия, 1999.
16. Иванова Е.Б. Как помочь наркоману. 2-е изд., доп. - СПб: Невский диалект, 2001.
17. Ильин Е.П. Мотивация и мотив. - СПб, 2000.
18. Карпов A.M. Самозащита от наркомании. Образовательно-воспитательные основы профилактики и психотерапии. Изд. 5-е, доп. -Казань: Изд-во «Татполиграф», 2002.
19. Карпов A.M. Самозащита от стресса. - Казань: Медицина, 2003.
20. Карпов A.M. Принцип матрешки, или как нам спасти нацию от вымирания. // Наркология. - 2004. - №10. - С. 16-18.
21. Кошкина Е.А., Гуртовенко В.М., Паронян И.Д., Шаматова А.З. Последствия потребления алкоголя для женщин, подростков, детей и семьи // Алкоголь и здоровье населения России 1900-2000: Мат. Всероссийск. форума по политике в обл. обществ, здоровья «Алкоголь и здоровье» / Под ред. А.К. Демина. - М.: Российская Ассоциация общественного здоровья, 1998. - С. 233-248.
22. Кошкина Е.А. Распространенность алкоголизма и наркомании среди населения России. // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2002. - №3. - С. 87-89.
23. Левин Б.М. Главные факторы алкоголизации общества в условиях социальных перемен // СОЦИС. - 1997. - № 4. - С. 102-108.
24. Лисицын Ю.П., Сидоров П.И. Алкоголизм. Медико-социальные аспекты: Руководство для врачей. - М.: Медицина, 1990.
25. Малыгин В.Л., Ежов И.В., Туревский И.Я. Индивидуально-психологические и социальные факторы риска формирования зависимого поведения. / Наркозависимость и медико-социальные последствия: стратегии профилактики и терапии / Сб. мат. международн. конф. Под ред. В.Д. Менделевича. - Казань, 2003.
26. Менделевич В.Д, Садыкова Р.Г. Психология зависимой личности, или подросток в окружении соблазнов. - Казань, РЦПНН при КМРТ; И.: Марево, 2002.
27. Менделевич В.Д. Зависимость - норма или патология? Актуальная проблема психологии на современном этапе общественного развития: Сб. научи, труд. Под ред. М.Г.Рогова и В.Г.Иванова. - Казань, 2003.
28. Менделевич В.Д. Заместительная терапия наркозависимых в России: перспективы и реальность. -Казань: Изд. ЗАО «Новый век», 2003.
29. Менделевич В.Д. Проблема наркомании в России: столкновение интересов специалистов, пациентов и власти (клинико-социологическое исследование). - Казань: Школа, 2004.
30. Миронов ЕМ. Прощайте, наркотики! -СПб: Питер, 2001.
31. Морозов Г.В., Уроков И.Г., Ширинский 77.77. и др. Алкоголизм: Руководство для врачей / Под ред. Г.В. Морозова, В.Е. Рожнова, Э.А. Бабаяна. - М.: Медицина, 1983.
32. Москаленко В.Д. Предсказуем ли алкоголизм? Способы распознавания и устранения факторов риска / Обзорная информация «Медицина и здравоохранение». - М., 1991.
33. Немцов А.В. Алкогольный урок регионов России. - М., 2003.
34. Портнов А.А., Пятницкая 7-7.77. Клиника алкоголизма. - Л., 1973.
35. Пятницкая И.Н. Клиническая наркология. - Л.: Медицина, 1975.
36. Пятницкая И.Н. К вопросу о применение метадона // Вопр. наркол. - 1994. - №2. - С. 25.
37. Социальные и психологические предпосылки формирования нарко- и токсикомании у несовершеннолетних в современных условиях: Пособие для врачей психиатров-наркологов / Сост.: А.В. Надеждин, А.И. Иванов, С.Н. Авдеев, Е.Ю.Тетенова, С.Ю. Слоневская, Ж.Н. Стрельцова, www.narcom/ru/cabinet/online/14.html
38. Bertschy G. et. al. Methadone maintenance treatment: an update // European Archives of Psychiatry and clinical neuroscience. - 1992. - Vol. 245. - P. 114-124.
39. Both B.M. Social support and outcome of alcoholism treatment: an exploratory analysis // Am. J. on Drug and Alcohol Abuse. - 1992. - Vol. 18. - P. 87-101.
40. Galanter M., Talbott D., Gallegos K., Rubenstone E. Combined Alcoholics Anonymous and professional care for addicted physicians. // Am. J. Psychiatry. - 1990 Jan. - Vol 147 (1). - P. 64-68.
41. Goth J. Moderne Suchtmedizin. - Thieme, 1999.

Грязнов А.Н. Социально-психологические проблемы и последствия наркомании // Неврологический вестник. - 2005. - Т. XXXVII, вып. 1-2. - С.60-66.

Cодержание №1-2 2005 г.

SpyLOG